СВОЙ ЗВУК

3XAs4iQMxAs
Автор: Левчук Александр Николаевич

Художественный роман посвящается меломанам,
аудиофилам и меломанофилам

2

Голос Фюрера

Гитлер подозвал после выступления Геббельса.
— Я хочу, чтобы мой голос звучал везде, подумай как это сделать. – сказал Гитлер.
— Будет сделано мой фюрер.
Отточенные, но спокойные шаги Геббельса были слышны в коридоре. Охранник услышав знакомые шаги вытянулся и поприветствовал.
— Хай Гитлер!
— Хай Гитлер. – сказал чуть слышно Геббельс.
«Как можно придумать так, чтобы голос Гитлера зазвучал везде»– думал он, шагая по длинному коридору. Его мозг перебирал всевозможные варианты и комбинации. Цепочки выстраиваясь–распадались. Продумывая варианты осуществления, Геббельс присоединял людей к событиям и делал выводы. Умозаключения разрушались, как замок из песка.
В конце коридора ему открыли дверь. Никакие мысли не вязались с темой о голосе Фюрера, но крик Гитлера звучал в его голове словно гром:
— Я хочу чтобы мой голос звучал везде!

лампа ГМИ-6
лампа ГМИ-6

Мысли перемешались. Геббельс уселся за стол поудобнее и начал потирать щеку. Задача, какую поставил Фюрер неразрешимо давила на его мозг. Гитлер постоянно находил каверзные задания. «Почему Гитлер поручил мне?» – думал он.
Поставленная задача была невероятно-ошеломляющей, вроде всё идет спокойно и гладко, но Гитлер постоянно требовал невероятных ответов. Надо бы отвлечься от этой суеты и послушать новости – подумал Геббельс.
— Принесите радио! – крикнул он солдату.
— Слушаюсь! – резко отозвался голос за дверью.
Через пять минут солдат нес небольшую деревянную коробочку. Молодому парню было истинным наслаждением помогать такому довольно известному человеку. Солдат постучался.
—  Входи! — крикнул Геббельс.
— Вот радио как вы просили, куда поставить? – парень старался запомнить элементы интерьера и лицо Геббельса, чтобы рассказать всё матери и знакомым.
— Куда? – спросил Геббельс, столы были завалены схемами и картами продвижения войск.
Он встал расчистил место, бросив под стол бумаги. Солдат прошел и поставил на край стола радио, но оно покосившись с грохотом упало, разломившись на две части.

Ламповый фонокорректор ЗМ №2
Ламповый фонокорректор ЗМ №2

Парень побледнел, упав на колени принялся судорожно собирать детали и осколки от корпуса рассыпавшиеся на полу.
— Я починю, я разбираюсь в радио, я правда сделаю, — оправдывался солдат, стоя на коленях с обломками в руках.
— Эх ты, — сказал с досадой Геббельс – растяпа.
— Хорошо хоть лампы не пострадали, — проговорил солдат дрожащим голосом, — лампы это же самое сердце звука.
— Что ты сейчас сказал? Какие еще лампы? Что ещё за сердце?
— Ну лампы, они за звук отвечают, без них звук невозможен. Я лампы сердцем называю так как без них ни музыки, ни голоса, но я сделаю, обязательно сделаю.
— Звук, голос, лампы – промелькнуло в голове Геббельса, словно молния мощная молния — идея. — Как тебя зовут солдат?
— Ганс Шнайдер! – сказал солдат.
— Ты молодец Ганс Шнайдер. Ты разрешил мою проблему. Я тебя повышу в звании, и чтобы завтра пришел в 11-00, я доложу, тебя отпустят. А завтра мне поможешь с одним делом, ты я вижу радио-мастер?
— Да, да, — лицо солдата просияло от радости.
— А теперь иди домой и отдохни.
— Хай Гитлер! –крикнул солдат вытянувшись, держа в одной руке остатки радио, а другой отдавая честь Геббельсу.
Геббельс и сам повеселел, он решил проблему быстро, ведь тайный знак помог ему. Записав в блокнот о завтрашнем дне он улыбнулся, и вытянул ноги под столом.
«Лампы, голос, звук все-таки невозможное будет возможно!» — подумал и написал на чистой папке «Голос Фюрера. Совершенно секретно».

Фабрика звука — Телефункен

Громадные потолки, широченные окна, красивые арки, невероятной силой обладала вся внутренняя энергетика, здесь сила множилась и наоборот распадалась. Чувствовался пульс жизни, работа здесь кипела, не останавливаясь ни на минуту.
«Качество во всем» -гласила надпись над входом.
— У нас нет брака — есть только качество! — сказал директор фабрики.
— Это я знаю, мне очень нравятся ваши радиоприемники.
— У нас самые высокачественные радиофоны в мире — сказал главный инженер−конструктор,- но мы не стоим на месте, разрабатываем все новые и новые схемы и конструкции, продумываем все до мелочей.
— Это хорошо, нельзя стоять на месте, иначе враги придумают нечто лучшее и − сожрут нас, — сказал Геббельс.
Несомненно мы впереди планеты. Радиофоны Телефункен разлетаются как − пирожки.
Спрос превышает предложение.−
Наши динамики и лампы самые лучшие в мире, потому что мы не стоим на месте и − сейчас готовим новую модель, которая покорит весь мир, остался всего один шаг — проговорил инженер. Он был похож на сумасшедшего ученого, вытаращив глаза, он пристально всматривался в лицо, говорил без остановок и передышек.

Ламповый фонокорректор дешевый
Ламповый фонокорректор дешевый

Геббельс улыбнулся обнажив ряд белых зубов, его пронзительные голубые глаза впились в ученого. Тонкие черты ученого внушали Геббельсу трудолюбие и высокое качество во всем. В ученом чувствовался неистощимый прогресс.
«Сумасшедший, но совершенный, настоящий немец, почти ариец, — думал Геббельс, разглядывая ученого. Если бы он мог за партию идти, было бы здорово, а то помешан на своих схемах, да радио. Впрочем, им можно вертеть как тебе заблагорассудится. Такие люди нужны Германии, они очень предсказуемы и деятельны. Если бы все были бы такими людьми, то я тратил бы меньше времени, но все люди разные и к каждому нужен свой подход, свое влияние».
Они прошли по длинному корридору и остановились возле распахнутого настежь кабинета.
— А внешней красотой радиофонов занимается конструктор-ательер Фрау Дитрих.−
За столом сидела очень красивая девушка — брюнетка с длиной косой. Она рисовала что- то на большом листе ватмана. Мужская делегация подошла к ней, молча разглядывали и каждый про себя подметил определенные привлекательные черты.
Девушка привстала со стула и, не замечая никого, нагнулась над рисунком, выпячивая свою аппетитную попку. Глаза у мужской делегации заискрились. Даже ученый впал в кому, открыв рот, закусил губу. Девушка же отрывистыми, резкими движениями рисовала. ((Линии получались отчетливые, будто она давно знала, что рисует)).

ламповый усилитель на 30П1С + 6С4П-ЕВ
ламповый усилитель на 30П1С + 6С4П-ЕВ

Главный инженер не выдержал такого напряжения и покашлял. Голова Дитрих резко повернулась на звук кашля. Девушка засмущалась, быстро вытянувшись во весь рост крикнула:
— Хай Гитлер!
На лицах мужчин мгновенно пропала улыбка.
Перед ними стояла красивая девушка с очень правильными, аристократическими чертами лица. Круглое лицо, тонкий маленький нос, пухлые губы, и голубые глаза.
Главный инженер первым подошел к девушке и заговорил:
Дитрих, покажи пожалуйста нам, чем ты занимаешься?
-Я …. я, — смущенно произнесла она, — сейчас придумываю облик радиофона и − внешность отдельных колонок к нему.
— Интересно, — сказал Геббельс, — отдельные колонки? Первый раз такое слышу, но новаторская мысль понятна.
Да, сейчас мы продумываем новую концепцию радиофона с отдельными − колонками.
Девушка указала рукой на разрисованный лист ватмана.
— Очень смелая разработка, а я вот знаете привык, чтобы было все в одном корпусе.
— Ну, это совсем новое и в мире такого нет. Так что делаем на свой страх и риск.
— Молодцы! Так держать! Правильно нельзя останавливаться на достигнутом!
Главный инженер пригласил всех в зал для прослушивания.
— Вот здесь мы и прослушиваем наши опытные образцы.
По- середине стояло большое кожаное кресло, а впереди стояли два больших шкафа в рост человека с двумя динамиками в каждом.
— Вот этот вариант первый в мире с раздвижными колонками-шкафами.
Геббельс улыбнулся и сказал:
— Включайте, будем слушать подопытного.
— Да сейчас, сейчас, — он подошел к колонкам, подсоединил провода, на одном из − приборов включил тумблер.
Лампы загорелись тусклым светом. Включился проигрыватель пластинок. Инженер вытер черной тряпкой винил, положил пластинку на крутящийся диск, развернул тонарм, продул иглу и поставил на винил.

skripka.jpg

Сначала был треск, а затем появилась музыка. Это был Моцарт.
Геббельс был поражен звуком. Ничего подобного он не слышал.
— Аппаратура еще не прогрелась, — сказал главный инженер, — вот прогреется, будет − лучше звучать.
— А когда прогреется? — спросил Геббельс.
— Примерно через 20-30 минут. −
«Если такой звук произвел на меня впечатление, — подумал Геббельс, — то прогретый вообще выведет из равновесия»
Мелодия сменялась мелодией. Почти все слушали с открытыми ртами. Только Геббельс потирал щеку, сидя в кресле, он продумывал варианты применения этого звука в динамиках-шкафах.
Геббельс вдруг встал и направился к колонкам: потрогал качающиеся в такт музыки диффузоры динамиков, потер щеку, затем подошел к проигрывателю, возле колонки ровной стопкой стояли конверты с пластинками, порывшись он вытащил американскую пластинку с разноцветной надписью на английском «ДЖАЗ».
— А это что? -спросил он, показывая ученому.

−Это… это… замямлил инженер, увидев запрещенный альбом — это музыка для − тестирования.
— Поставьте это — сказал Геббельс приказывающим тоном.
Главный инженер с опаской переглянулся с Дитрих.
— Чего стоите? — крикнул Геббельс, — Быстрей!

−Я сейчас, — прошептал инженер, взял судорожно пластинку, дрожащими руками − опустил на крутящийся диск и поставил иглу.
Геббельс сел в кресло. Оркестр Гленна Миллера протяжно затянул ”Moon”. Такого джаза он отродясь не слышал. Геббельс закрыл глаза, перед ним вдруг возник целый оркестр. Медные трубы сливались в экстазе со струнными инструментами, затем возник кларнет и весь этот звук навевал тяжелую грусть.
После мелодии он открыл глаза.
Останови, — сказал, Геббельс, — кто-нибудь слышал это устройство?
— Нет, только фрау Дитрих и я.

−Никого не допускать, я сам лично буду прослушивать, — сказал Геббельс резко, − я сам лично буду возглавлять проект по совершенствованию этого прибора! Запомните, я и Ганс будут задействованы в этом проекте, но также вы и Дитрих. Все больше никто. Понятно?
Да, да понятно — закивали головой девушка и главный инженер.
— Я не всегда могу бывать на ваших опытах, прослушиваниях, но за меня здесь − останется Ганс, он будет снабжать меня информацией.
Парень был в шоке от красоты звука, он не мог представить другого такого подобного чуда. Для его маленького мира было очень много событий, особенно выходящих за рамки стандартных эмоций, а еще эта красивая девушка.
В его кармане была пуговица, которую он пальцами сдавливал, нервничая, понимая всю взваленную на него ответственность, но одно радовало — работать для звука и музыки это сплошное удовольствие.
Может быть на этой работе он найдет свой звук.

Автор: Левчук Александр Николаевич©

Продолжение 3  СВОЙ ЗВУК

Похожие сообщение

Ответ на “СВОЙ ЗВУК”

Комментарии закрыты.